Итоги-2021: год иноагента и риски для адвокатов

В 2021 году Министерство юстиции включило в реестр СМИ — иностранных агентов рекордное число журналистов и редакций. Но не только их: иноагентами признавали правозащитников, юристов и даже адвокатов. В адвокатском сообществе опасаются, что защитников могут «клеймить» таким статусом просто за то, что они представляли интересы иностранных лиц и получали от них деньги, и уже готовят поправки в законодательство. В разной тональности о необходимости полной отмены или хотя бы изменения законодательства об иностранных агентах говорят на всех уровнях, но пока все остаётся как было.


История ужесточения


Впервые термин «иностранный агент» появился в российском законодательстве в 2012 году. Тогда в ускоренном порядке — всего за три недели — были приняты поправки в закон «О некоммерческих организациях». К иностранным агентам тогда отнесли НКО, которые занимаются «политической деятельностью» и получают финансирование от иностранных государств, организаций граждан и международных организаций. Их обязали самостоятельно регистрироваться в Минюсте, регулярно представлять подробные отчёты о финансировании и расходах, сдавать аудиторскую отчётность и специальным образом маркировать свои публикации в интернете и СМИ.

Впервые норму применили только через год, в 2013-м. Тогда иностранным агентом признали Евразийскую антимонопольную ассоциацию*. На протяжении года она оставалась единственной НКО в специальном реестре Минюста.

Во второй половине 2014-го Минюст получил право самостоятельно признавать организации иностранными агентами. Тогда норму стали применять активнее: в реестр попали ещё десять НКО. Одновременно с этим иноагенты получили право оспорить решение Минюста в судебном порядке. Но за семь лет в практике не случилось ни одного успешного обжалования.

В 2017 году российские власти отреагировали на действия Минюста США, который 14 ноября 2017-го внёс в список иностранных агентов Russia Today и Sputnik. Всего за 10 дней был написан, внесён, одобрен двумя палатами парламента и подписан закон, который позволил признавать иностранными агентами не только некоммерческие организации, но и средства массовой информации. Практически сразу в реестр включили девять СМИ, в числе которых были «Голос Америки»* и «Радио Свобода»*. На них распространили те же требования, что и на НКО, но редакции без юрлица обязали учредить ООО, чтобы была возможность сдавать отчётность.

2019 год — и новые ограничения. Теперь СМИ-иноагентами разрешили признавать не только сами редакции, но и конкретных граждан, которые распространяют материалы СМИ-иноагентов или участвуют в их создании и одновременно получают финансирование из-за рубежа либо от самих СМИ-иноагентов. Такие граждане также должны зарегистрировать юрлицо для сдачи отчётности. В этот же закон включили требование об обязательной маркировке публикаций.

Параллельно с этими ограничениями законодатели ввели и наказание за нарушение законодательства об иностранных агентах. КоАП пополнили двумя статьями — 19.34 и 19.34.1. Для НКО предусмотрели штрафы за различные нарушения до 500 000 руб. СМИ-иноагентам достались штрафы даже больше: до 500 000 руб. только за первое нарушение и до 5 млн руб., если нарушений за год было больше двух. Штраф для граждан — от 10 000 до 50 000 руб.

А в марте 2021-го в Уголовном кодексе появилась новая ст. 330.1, которая предусматривает наказание вплоть до пяти лет лишения свободы за неисполнение законодательства об иноагентах.


2021-й — год иностранного агента в России


До конца 2020 года в реестр СМИ-иноагентов попало только двенадцать изданий. Но 28 декабря 2020-го Минюст внес первые пять записей в реестр физических лиц, признанных СМИ — иностранными агентами. В него попали правозащитник Лев Пономарев*, журналистка «Радио Свобода»* Людмила Савицкая*, главред «Псковской Губернии»* Денис Камалягин*, журналист «7x7» Денис Маркелов* и художница-акционистка Дарья Апахончич*.

Уходящий 2021 год с большим отрывом стал рекордным по количеству новых СМИ-иноагентов. В реестр Минюста попали популярные у российских читателей «Медуза»*, телеканал «Дождь»*, «Медиазона»*, Republic*, «Росбалт»*, проект бывших сотрудников «Ведомостей» V.Times* и множество других СМИ. Кроме того, Минюст продолжил расширять практику признания иноагентами конкретных работников редакций. Так, в реестр попали главред «Медиазоны»* Сергей Смирнов*, журналисты «Новой газеты», «Проекта»*, «Важных историй»* и десятка других изданий.


Не только журналисты


Реестр СМИ-иноагентов оказался настолько «гибким», что место в нем нашлось не только для изданий и журналистов. В октябре в реестр попала Галина Арапова* — основатель и ведущий юрист «Центра защиты прав СМИ»*.

А в ноябре 2021-го в реестр СМИ-иноагентов включили юристов и участников правозащитного объединения «Команда 29», которые занимались помощью фигурантам дел о нарушении гостайны. Иноагентами признали юриста Максима Оленичева*, журналистов Максима Заговора* и Елену Скворцову*, а ещё адвокатов Валерию Ветошкину* и Ивана Павлова*. Это был первый в российской практике случай, когда иноагентами признали адвокатов.

Павлов* в разное время представлял в судах интересы фигурантов громких дел о госизмене, например бывшего журналиста «Коммерсанта» Ивана Сафронова и экс-топ-менеджера РАО ЭЕС Карину Цуркан. «Уголовное» давление на адвоката началось в апреле, когда сотрудники ФСБ задержали его по делу о разглашении данных предварительного расследования по делу Сафронова. Тогда адвоката выпустили под запрет определённых действий, а в сентябре он уехал из России.

Но ещё в 2020-м Министерство юстиции дважды обращалось в адвокатскую палату Санкт-Петербурга с требованием привлечь Павлова* к дисциплинарной ответственности за отказ дать подписку о неразглашении данных предварительного следствия. АП дважды отказала, Минюст обжаловал отказ в судебном порядке, но потом отказался от иска.

В октябре 2021-го Минюст снова обратился в АП Санкт-Петербурга и потребовал лишить Павлова* адвокатского статуса. В министерстве тогда отметили, что связанные с Павловым* организации (например, «Команда 29») допускали публикации политического характера, направленные на дискредитацию госвласти, судебной системы и правоохранительных органов. Кроме того, адвокат якобы односторонне и необъективно подавал информацию по делу Цуркан, чтобы таким образом оказать давление на суд. Павлов* также вроде бы уклонялся от участия в следственных действиях по ее делу и делу Сафронова, а из дела последнего делал выписки без разрешения следователя, утверждал Минюст.

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Санкт-Петербурга обнаружила нарушение норм закона «Об адвокатской деятельности» и Кодекса профессиональной этики со стороны Павлова*. Он был вправе не являться на следственные действия, если в них участвовали другие адвокаты, заявила комиссия, но он все же нарушил Кодекс адвокатской этики.

«Адвокат был вправе не являться на следственные действия, если в них участвовали другие адвокаты, но все же нарушил Кодекс адвокатской этики, ведь не уведомил о своей неявке следователя».

Теперь окончательное решение о применении к адвокату дисциплинарных мер примет Совет АП Санкт-Петербурга. Не дожидаясь этого решения, Минюст вышел с представлением в четвёртый раз. Доводы Минюста из нового 38-страничного представления частично повторяют предыдущие обращения. Но в этот раз в министерстве также отметили, что внесение Павлова* в реестр иностранных агентов наносит ущерб его профессиональной и гражданской репутации, что даёт основание для лишения адвокатского статуса. А также сообщили, что ещё в апреле Павлов* стал фигурантом дела о госизмене по ст. 275 УК, но сам адвокат предположил, что в ведомстве просто опечатались.


Адвокаты под угрозой?


По мнению самого Павлова*, претензии к нему — это пример «закручивания гаек и ущемления прав адвокатов», которые происходят в России все чаще. Руководители Федеральной палаты адвокатов также опасаются, что законодательство об иноагентах будет применяться и в отношении представителей адвокатской корпорации, например, за то, что они получили гонорар от доверителей — иностранных граждан или компаний. «Опасность, на мой взгляд, в нечёткости критериев», — отметил вице-президент ФПА Михаил Толчеев. По его словам, давить на адвоката, который занимается профессиональной деятельностью, недопустимо: это снизит и гарантии для адвокатуры, и для тех лиц, кому они помогают.

А адвокатские палаты Ленинградской области и Санкт-Петербурга приступили к подготовке поправок в законодательство. "Независимая газета" рассказывала, что речь идёт об уточнении: оплата профессиональной деятельности и участие в международных конференциях и брифингах не могут считаться иностранным финансированием. Также адвокаты предлагают запретить внесудебный порядок внесения адвокатов в реестры иноагентов.

Адвокатское сообщество предлагает поправки: оплата профессиональной деятельности, а также участие в международных конференциях и брифингах не могут считаться иностранным финансированием.


Председатель комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Петербурга Сергей Краузе отмечал и абсурдность ситуации: по закону, иноагенты-физлица обязаны учредить ООО для сдачи отчётности, но адвокаты не имеют права возглавлять юридические лица. Адвоката-иноагента фактически ставят перед выбором — нарушить один закон или другой, объяснил Краузе.


Предложения по изменению закона


Мнения о необходимости изменения «иноагентского» законодательства звучат уже давно, но этой осенью — особенно громко. Помимо общественников, многие из которых настаивают на полной отмене всех ограничений, свои поправки предложил Совет по правам человека, а Заксобрание Санкт-Петербурга начало работу над проектом изменений. О необходимости изучить практику применения закона говорил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, а председатель Совфеда Валентина Матвиенко заявила о готовности изменить законодательство. «Речи об отмене закона об иноагентах не идёт», — уточнила она.

Высказывался о законодательстве об иноагентах и Владимир Путин. Он заявил, что «знает о проблеме», и подтвердил, что законопроект принимали без обсуждения с профессиональным сообществом.

На рассмотрении в Госдуме сейчас находятся два законопроекта об изменении «иноагентского» законодательства. Депутаты и сенаторы от «Справедливой России — За правду» предложили поправки в закон «О СМИ». Авторы инициативы считают, что стоит изменить неясные критерии признания лица иноагентом и установить, что для получения такого статуса нужно получать деньги из-за рубежа неоднократно и в значительном объеме. Глава партии Сергей Миронов отмечал, что действующий закон слишком жесткий, так как журналисты могут получить статус иноагента за небольшой денежный перевод из-за рубежа. А решать вопрос о присвоении статуса иноагента должен суд, уверены разработчики поправок.

«Действующий закон слишком жёсткий, так как журналисты могут получить статус иноагента после получения небольшого денежного перевода из-за рубежа».

Второй внесенный законопроект разработали депутаты от фракции «Новые люди». Они также предлагают судебный порядок признания иноагентами и считают, что у «кандидатов» на такой статус должно быть три месяца на то, чтобы подготовить свои возражения. Физлица-иноагенты по задумке авторов проекта не должны будут маркировать в соцсетях сообщения и посты, которые относятся к их личной жизни

А на сайте change.org под петицией об отмене законодательства об иностранных агентах уже подписались больше 260 000 человек и сотни НКО, СМИ, гражданских и просветительских проектов. Правозащитный проект «ОВД-Инфо»* передал эти подписи в Совет Федерации и Госдуму.

Источник https://pravo.ru/story/237802/